Новая и Старая Деревни

Есть в Петербурге м еста с какими-то совсем уж не городскими названиями. Старая и Новая Деревни, откуда они родом?Нашу экскурсию по Новой и Старой Деревням мы начинаем у станции метро «Черная Речка». Там, где сегодня непрерывной рекой течет поток пассажиров, мчатся машины и грохочет на стыках переполненный трамвай, некогда была уютная загородная усадьба…

Начало ей положил барон Сергей Григорьевич Строганов, купивший в 1743 году поместье известного государственного деятеля и дипломата С. Л. Рагузинского-Владиславича. Сын Строганова Александр Сергеевич, президент Академии художеств и Публичной библиотеки, для расширения усадьбы приобрел у графа Я. А. Брюса дом с участком близ устья Черной речки, а у Лунина «мызу Мандарову». Так на северной окраине Петербурга возник роскошный парк с дачными павильонами и служебными постройками, ставший в скором времени любимым местом загородного отдыха жителей столицы.

Следующим владельцем усадьбы стал сын А. С. Строганова Павел Александрович. Он скончался в 1817 году, оставив четырех прекрасных дочерей – Наталию, Аглаиду, Елизавету и Ольгу. По завещанию, подтвержденному специальным указом Александра I, графский титул передавался мужу старшей дочери – Наталии Павловны, становившейся владелицей всего строгановского имущества. Для других дочерей выделили участки в западной части усадьбы, в которую вели каменные въездные ворота. Их можно и сегодня увидеть рядом со станцией метро. Правда, при строительстве подземного перехода в 2000 году ворота разобрали, а затем возвели заново на том же месте.

Слева привлекает внимание здание в готическом стиле с башенками по сторонам парадного входа, эркерами и чугунными коваными решетками. Это дача одной из дочерей – Елизаветы Павловны, вышедшей замуж за ротмистра лейб-гвардии Гусарского полка князя Ивана Дмитриевича Салтыкова. Увы, ее счастье было недолгим: через пять лет, в 1832 году, муж умер от холеры. Дачный дом, выстроенный в 1837 – 1840 годах крепостным архитектором П. С. Садовниковым, стал мемориалом Ивана Салтыкова, страстного собирателя старинного оружия и доспехов. Отделку интерьеров дачи «в стиле Людовика XV» выполнил академик архитектуры Г. А. Боссе.

Салтыковская дача – единственная дошедшая до нашего времени постройка обширного владения Строгановых. Она многое повидала на своем веку, уцелела в годы революций и войн, была и больницей, и школой, даже «снялась» в телефильме о Шерлоке Холмсе (не потому ли открывшийся здесь недавно ювелирный салон назвали «Сокровища Агры»?). При строительстве станции метро «Черная Речка» здание использовали как прорабскую. А затем дача оказалась брошенной, великолепные интерьеры погибли в огне пожара. Полную реконструкцию особняка выполнил его нынешний владелец фирма «Бурда моден». Сегодня здесь расположен магазин-салон фирмы.

Впереди за деревьями можно увидеть два пятиэтажных кирпичных дома на улице Савушкина. Она проложена после войны, а дома построены в 1957 – 1959 годах. Квартиры в левом доме (ул. Савушкина, 3) получили прославленный режиссер Большого драматического театра Г. А. Товстоногов и его сестра Натела с мужем, артистом БДТ Е. А. Лебедевым. Похоже, именно здесь произошла легендарная история, когда в смежной стене была прорублена дверь и возникла объединенная товстоноговско-лебедевская квартира. Вообще тогда в этом новом районе жили немало известных артистов, режиссеров, писателей. В доме № 12 на наб. Черной речки получил квартиру молодой певец Борис Штоколов, а чуть дальше, в доме № 20, жила поэтесса Ольга Берггольц.

Формально, согласно Топонимической энциклопедии, восточной границей Новой Деревни является улица Академика Крылова, но наша экскурсия будет неполной, если мы не посетим район Черной речки. Поэтому по подземному переходу под ул. Академика Крылова выйдем к Чернореченскому мосту и перейдем на другой берег, где на углу Торжковской улицы возвышается 17-этажный жилой дом (1977 г., арх. Н. М. Назарьин).

Два столетия назад берега Черной речки стали у петербургской аристократии популярной дачной местностью. Здесь летом в 1833 и 1835 годах жила семья А. С. Пушкина. Где была дача Миллера, которую они снимали, точно неизвестно, скорее всего, где-то в районе нынешней гостиницы «Выборгская» на Торжковской улице. А в конце XIX века здесь находился знаменитый ресторан «Самарканд», славившийся цыганскими хорами. Сюда после вечернего спектакля на тройке мчалась прославленная актриса Сара Бернар, чтобы до раннего утра слушать цыган. К этому времени слава Черной речки как дачной местности уже сошла на нет.

Дальше наш путь лежит вдоль набережной. Обращают на себя внимание пятиэтажный дом № 51 по Черной речке с огромной аркой (арх. М. Д. Розензон, 1912) и два интересных здания в стиле модерн (инж.-техн. М. А. Цейль) – № 49 на углу Старобельской улицы с выразительными балконами и далее № 41 с двумя эркерами. Оба они также построены в начале ХХ века. А на противоположном берегу – внушительное здание Военно-морской академии и Строгановский сад (о них рассказ еще впереди). В этом месте берега Черной речки необычайно живописны. Переброшенный через речку пешеходный мост в створе улицы Графова получил в прошлом году название Строгановского.

Улица Графова названа в честь героя Великой Отечественной войны, погибшего при защите Ленинграда. Прежнее ее название Тавастгустская. В конце XIX века проездам Выборгской стороны присвоили имена городов Великого княжества Финляндского: Тавастгустская (по г. Тавастгусу, ныне Хяменлинна), Вазаский переулок (по г. Ваза, ныне Васа). Нынешняя Старобельская была Фридрихсгамской (по г. Фридрихсгаму, ныне Хамина). Сегодня на этих улицах вместо дач расположены промышленные предприятия.

На углу Сердобольской улицы выделяется двухэтажный желтый дом с мансардой, в котором расположен магазин находящегося рядом завода художественных красок «Невская палитра» (бывший Завод лаков и красок Ю. Фридлендера). А в Вазаском переулке, там, где за серым бетонным забором видны какие-то неказистые постройки, в начале ХХ века была дача писателя и журналиста И. И. Ясинского. В его гостеприимном доме бывали поэты А. А. Блок, Н. А. Клюев, Н. С. Гумилев, С. А. Есенин, писательница Тэффи, скульпторы С. Д. Эрьзя и С. Т. Коненков, художник И. Е. Репин с женой Н. Б. Нордман-Северовой.

Далее влево уходит Красногвардейский (бывший Головинский) переулок, на углу – бывшая «Первая Российская фабрика наждачных изделий Н. Струка». В глубине участка виден краснокирпичный производственный корпус с массивной башней и надписью «1878 – 1895». Это даты основания предприятия и строительства здания (техн. М. И. фон Вилькен). Обращает на себя внимание деревянный дом с резным обрамлением фасадов, шатровым крыльцом и изысканным кованым флюгером, построенный в 1897 году архитектором Ф. К. Пирвицем. В этом здании жил первый директор и владелец завода Николай Николаевич Струк. Перед зданием среди высоких серебристых елей стоит памятник Ленину – копия монумента у Смольного (скульптор В. В. Козлов). С 1922 года предприятие носит название «Абразивный завод «Ильич».

Чуть дальше, также по левой стороне, за высоким бетонным забором расположен еще один архитектурный памятник – особняк К. К. Экваля, редкий образец деревянного зодчества в стиле модерн с отделкой темной штукатуркой и накладным декором растительного орнамента. Это первый заказ молодого архитектора Ф. Лидваля, выполненный им в соавторстве с С. В. Беляевым. Здесь в 1893 году инженеры из Швеции братья Экваль основали Шведский моторный завод, специализировавшийся на выпуске нефтяных двигателей (ныне – ОАО «Санкт-Петербургский завод прецизионного станкостроения»). А на противоположной стороне переулка под № 8 находится ярко-розовое здание с желтым декором – бывшие приют и богадельня Николаевского православного братства (1879 – 1882, арх. П. Ю. Сюзор).

Вернемся по Красногвардейскому переулку на набережную и пройдем к Головинскому мосту, где Черная речка впадает в Большую Невку. Если теперь свернуть налево и пройти по Выборгской набережной метров пятьдесят в сторону Кантемировского моста, то за деревьями можно увидеть двухэтажное желтое здание с колоннами. Это так называемая Головинская дача.

Во второй половине XVIII века земли на левом берегу Черной речки принадлежали графам Головиным, в 1799 году хозяином усадьбы становится правнук дипломата и государственного деятеля Ф. А. Головина Николай Николаевич Головин, президент почты и действительный тайный советник. Усадьба была сравнительно невелика: господский дом со службами, сельцо Никольское на Черной речке и некоторое количество возделанной земли.

В 1786 году Н. Н. Головин женился на Варваре Николаевне, дочери генерал-лейтенанта Николая Федоровича Голицына и княгини Прасковьи Ивановны, сестры Ивана Ивановича Шувалова. Французская художница Э. Виже-Лебрен, став постоянной гостьей Головиной во время своего пребывания в Петербурге, так отзывалась о ней: «Эта прелестная женщина блещет остроумием и различными талантами, что часто было вполне достаточно, чтобы занять нас, потому что у нее мало бывало народу. Она рисовала очень хорошо, сочиняла прелестные романсы, которые исполняла, аккомпанируя себе на рояле».

В 1801 году Головины решают уехать из России во Францию, тем более что состояние здоровья супругов требовало лечения на водах. Перед отъездом имение напротив Каменного острова было продано Александру I. Год спустя император передал Головинскую усадьбу вместе с другими соседними землями английскому капитану Александру Давидсону для создания образцовой сельскохозяйственной фермы. Однако эти планы провалились, ферма со своим инвентарем и постройками отдавалась в казну. Головинская усадьба была причислена к Каменноостровскому дворцу и перешла во владение матери Александра I Марии Федоровны.

В 1823 – 1824 годах дачу капитально перестроил архитектор гофф-интендантской конторы Людовик Иосифович Шарлемань. Построенное им изящное здание с четырехколонным портиком является одним из лучших городских памятников деревянной архитектуры в стиле классицизма. Некоторое время дача служила летним местопребыванием высоких особ, а потом ее передали Воспитательному дому. После революции здесь был детский дом, затем длительное время детская кожная больница.

Предполагается, что в 2012 году начнется реставрация усадьбы, в ходе которой выполнят ремонт конструкций здания, вновь появятся камины, будет воссоздана живопись, а в саду проведут ландшафтные работы и установят старинные фонари. В настоящее время на первом этаже головинской дачи располагается петербургский филиал ФГУК «Агентство по управлению и использованию памятников истории и культуры», второй этаж будет сдаваться в аренду.

Сразу за Головинской дачей, рядом с Кантемировским мостом, – современное пятиэтажное здание из стекла и бетона, первоначально предназначавшееся для НИИ, но ставшее в 1998 году бизнес-центром «Акватория». В 1871 году на этом месте по проекту архитектора А. И. Кракау (при участии М. Ф. Петерсона) построили церковь Св. Николая Чудотворца в русско-византийском стиле. Центральный шатер, увенчанный небольшой луковкой с крестом, а также шатры звонниц по углам были выполнены в духе старинных московских церквей. В том же стиле возвели и крыльцо у входа в храм. По проекту Кракау изготовили великолепный мраморный иконостас, нижний ряд окон украшали цветные витражи.

Церковь построили в память старшего сына Александра II Николая Александровича, скончавшегося от болезни на двадцать втором году жизни. Наследник престола пользовался любовью и уважением за личное обаяние и выдающиеся умственные способности, он получил превосходное образование, на него возлагались большие надежды.

Перед входом в храм установили бронзовый бюст цесаревича, отлитый по модели А. М. Опекушина. Деньги на строительство и отделку храма собирали по всей России. В эпоху борьбы с религией церковь не пощадили: в 1929 году ее закрыли, около года использовали под склад, а в 1930 году снесли. На переплавку отправили и памятник цесаревичу…

Вернемся назад к Головинскому мосту с гранитными восьмигранными обелисками, увенчанными позолоченными трезубцами Нептуна (инж. Б. Э. Дворкин, А. Д. Гутцайт, арх. В. М. Иванов, 1976 – 1980 гг.). За мостом начинается Ушаковская набережная (бывшая Строгановская). Справа высокий забор огораживает пустырь, на котором предполагается строительство элитных жилых зданий. А еще совсем недавно тут были кирпичные корпуса Авиационного отдела Русско-Балтийского вагонного завода. Сюда в 1912 году на должность главного конструктора пригласили молодого киевского инженера Игоря Сикорского. На этом заводе он создал мощные многомоторные самолеты «Русский витязь» и «Илья Муромец». Жил Сикорский здесь же в казенной квартире на Строгановской набережной, дом 1.

В этом месте с набережной открывается красивейший вид на стрелку Каменного острова между Малой и Большой Невками, Каменноостровский дворец с величественной колоннадою, Ушаковский и Каменноостровский мосты. А справа – то немногое, что осталось от Строгановского парка, который когда-то занимал огромную территорию между Большой Невкой и Черной речкой.

Первые павильоны в строгановской усадьбе выполнил архитектор Антонио Ринальди, он же создал пруд с мраморной скульптурой Нептуна. В конце XVIII века А. С. Строганов поручает своему крепостному архитектору Андрею Никифоровичу Воронихину перестроить обветшавшую к тому времени дачу на Большой Невке и заново перепланировать парк. С поставленной задачей Воронихин справился блестяще. На берегу реки возникла легкая и гармоничная постройка, вся окутанная светом и воздухом. К воде спускалась парадная лестница с причалом для лодок. Террасу украшали античные кентавры с амурами, по ее сторонам стояли две большие мраморные статуи Геркулеса и Флоры, а у бокового фасада – скульптуры львов.

Широкая аллея, проложенная от воронихинской дачи до большого пруда со статуей Нептуна, заканчивалась двумя гранитными сфинксами. А на небольшом холме близ другого пруда Воронихин поместил древнегреческий саркофаг из белого мрамора. А. С. Строганов славился своим гостеприимством, в парке всегда было многолюдно.

Со временем усадьба обветшала, в 1908 году скульптуры перевезли во двор строгановского дома на Невском, дачные постройки приспособили под жилье, а через тридцать лет и вовсе снесли. Ныне от прежнего великолепия уцелел только небольшой участок парка со старыми деревьями да маленький пруд.

Далее на Ушаковскую набережную выходит монументальное здание Военно-морской академии им. Адмирала флота Н. Г. Кузнецова, построенное в 1938 – 1941 годах по проекту архитекторов А. И. Васильева и А. П. Романовского. Это единственное в нашей стране учебное заведение, которое готовит для военно-морского флота командные и инженерные кадры с академическим образованием. Боковым фасадом академия выходит на улицу Академика Крылова (бывшую Строгановскую). Алексей Николаевич Крылов, выдающийся русский математик и механик, принимал активное участие в проектировании нынешнего здания академии, свыше 45 лет преподавал в ней и даже был ее начальником в 1919 – 1920 годах.

Улицу Академика Крылова с Каменным островом связывает Ушаковский мост, построенный в 1953 – 1955 годах вместо старого Строгановского. Въезд на мост оформлен декоративными обелисками с изображениями орденов Ушакова и Нахимова. В 2000 году мост реконструировали, одновременно на правом берегу создана двухуровневая транспортная развязка.

К сожалению, перейти в этом месте улицу Академика Крылова нельзя, придется пройти немного вдоль здания академии до подземного перехода и выйти у станции метро.

Итак, мы с вами снова у станции метро «Черная Речка» в бывших владениях дочерей П. А. Строганова. В этот раз направимся в сторону Ушаковского моста и пойдем вдоль Приморского проспекта.

Мы находимся в бывших владениях еще одной дочери П. А. Строганова – Аглаиды, вышедшей замуж за князя Василия Сергеевича Голицына. Тот же архитектор Садовников, построивший каменную дачу Салтыковой, возвел дачу и для Голицыных, но деревянную. После смерти мужа в 1836 году Аглаида здесь больше не жила, и графиня Строганова выкупила дачу у дочери «для погашения долгов», а наследники графини сдавали участок разным арендаторам.

Здесь работал ресторан «Каскад» (или «Де каскад») с концертным залом и садом, затем «Помпей», а с 1908 года – «Вилла Родэ». Последний ресторан пользовался скандальной репутацией, но неожиданно обрел статус «ленинского адреса» – в апреле 1917 года лидер большевиков выступил в нем с небольшой речью. После революции в помещениях бывшего ресторана работали театр, кинотеатр, клуб машиностроительного завода. В 1954 году обветшавшее деревянное здание сгорело. Сегодня от старого сада остались лишь высокие липы и круглая цветочная клумба, разбитая некогда перед входом в ресторан.

С запада участки сестер Строгановых ограничивал исчезнувший Ферзин переулок, в начале своем проходивший по нынешней улице Савушкина, а затем полукругом выходивший к Большой Невке у дома № 5 по Приморскому проспекту. Назван он был по фамилии младшей дочери Строганова – Ольги, вышедшей замуж за ротмистра Кавалергардского полка Павла Карловича Ферзена. Именно здесь, на берегах Черной речки, произошла романтическая история с ее похищением.

Дело в том, что избранник Ольги, принадлежавший к бедному и незнатному шведскому роду, был негативно воспринят всем семейством Строгановых. Поздним вечером 30 июня 1829 года, как было условлено, Ольга выходит в сад, ее уже ждет друг Ферзена ротмистр Александр Бреверн, вдвоем они переправляются на пароме через Черную речку и садятся в поджидавшую карету Павла Ферзена. Венчание состоялось в церкви Александра Невского села Александровки близ мызы Тайцы, свидетелями были ротмистры Павел Соломирский и Александр Ланской. Слухи о побеге дошли до самого Николая I, который приказал строго наказать виновных. К счастью, гнев государя был недолгим, и уже скоро все участники похищения получили прощение.

За переулком начиналась так называемая мыза Мандорова, арендованная в 1834 году у графини Строгановой для организации завода искусственных минеральных вод. Главными постройками заведения были Дом для лечения и купальня с мужскими и женскими ваннами. Для пациентов был разбит парк, вырыт пруд с островками, соединенными мостиками. Несмотря на все старания, Заведение минеральных вод не пользовалось успехом и несло убытки. В 1842 году оно переехало в Александровский парк у Петропавловской крепости, а в Новой Деревне с 1848 года стал проводить свои знаменитые праздники Иван Иванович Излер. Он возвел в саду открытую площадку для выступлений артистов и концертный зал. Музыкальные вечера у Излера с иллюминацией и фейерверками, запуском воздушных шаров пользовались огромной популярностью.

После Излера сад неоднократно меняет владельцев, дважды сгорает дотла и отстраивается вновь. Большой популярностью пользуется новый театр «Аркадия», на сцене которого состоялся петербургский дебют Федор Шаляпина, выступали Леонид Собинов, Анастасия Вяльцева…

В блокаду деревянные дома в Новой и Старой Деревнях были разобраны на топливо. В послевоенные годы Новодеревенскую набережную, Набережную и Стародеревенскую улицы объединили в одну большую магистраль – Приморский проспект. Параллельно ему проложили улицу Савушкина, названную в честь летчика – героя битвы за Ленинград. Она включила в себя Ферзин переулок, Новую прорезку, Мигуновскую, Крупновскую, Якутскую и Гороховую улицы. Севернее возникла Школьная улица.

Застройка Новой и Старой Деревень, в основном малоэтажная, велась по проектам архитекторов Н. В. Баранова, Н. М. Назарьина, В. М. Фромзеля и М. Е. Русакова. Вдоль Приморского проспекта возводились здания высотой в четыре-пять этажей. Их архитектура сдержанна и вместе с тем достаточно выразительна, в оформлении фасадов использованы элементы классицизма и даже ренессанса, что придает этому уголку нашего города свое очарование.

Композиционным центром начального участка Приморского проспекта стал пятиэтажный дом № 15 (арх. О. И. Гурьев, 1956 г.), немного отодвинутый в глубину двора. Симметрично ему расположены боковые корпуса, соединенные декоративными стенками с проездными арками. Рядом в 1947 – 1950 годах возвели три дома по проекту Н. М. Назарьина (№ 19 – 23).

В доме № 5 жил Владимир Яковлевич Климов, дважды Герой Социалистического Труда, академик АН СССР, директор завода № 117 (ныне ОАО «Климов»), занимавшийся разработкой воздушно-реактивных двигателей.

А на участке, занятом ныне домом № 19 по Приморскому проспекту, до революции находился деревянный вокзал Приморской железной дороги, имевшей две линии – в Озерки (открыта в 1893 году) и в Сестрорецк (открыта в 1894 году). У станции Раздельная (ныне Лисий Нос) от Сестрорецкой линии отходила ветка к пристани на мысе Лисий Нос, откуда осуществлялось пароходное сообщение до Кронштадта.

Напротив Приморского вокзала на Большой Невке находилась пристань, куда подходили пассажирские пароходы, а товары с барж перегружались в железнодорожные вагоны. Особой славой пользовался вокзальный буфет с хорошей и дешевой кухней. Движение по Озерковской ветке прекратилось в 1919 году, после чего поезда на Сестрорецк стали отправляться с Финляндского вокзала. Примерно в это же время Приморский вокзал разобрали.

Пройдя немного, мы попадаем на небольшую площадь – в этом месте к Приморскому проспекту выходит улица Академика Шиманского. Здесь сохранилось несколько каменных домов дореволюционной постройки. Когда-то от площади на северо-запад отходила Коломяжская улица, продолжавшаяся за мостом через Черную речку как дорога на Коломяги. Начальный участок улицы, служивший западной границей владений Строгановых, сохранился до сих пор.

Площадь была своеобразным центром Новой Деревни. Здесь находилось трамвайное кольцо, на площадь выходил Новодеревенский рынок из трех крытых деревянных корпусов, известный тем, что здесь очень дешево можно было купить овощи и рыбу. Рядом был Дом трезвости с церковью Покрова. С другой стороны – полицейский участок, разгромленный в дни Февральской революции. У набережной на зиму ставили плавучую церковь Братства трезвости, летом ее отбуксировывали в Финский залив или на Ладогу к рыбакам. После революции церковь Покрова закрыли, а Новодеревенский рынок сгорел в дни блокады – в него попала фашистская бомба.

В начале XVIII века здесь была финская деревня Мандера (отсюда и «мыза Мандорова»), слово mantere в переводе означает «материк» (в противоположность островной части), а деревня находилась на материке к северу от Большой Невки, напротив Каменного острова. В 1740-х годах для строительства своего дворца на Каменном острове канцлер А. П. Бестужев-Рюмин, владевший этими землями, поселяет рядом с Мандерой крепостных из своих имений в Центральной России. Поселение получает название Новой Деревни, так как ниже по берегу Большой Невки рядом с финской деревней Кивиненя уже существовала деревня переселенцев (получившая, соответственно, название Старой Деревни). Финское население на берегах Большой Невки постепенно сокращалось, и в середине XIX века в Мандере оставалось только три финских семейства.

Итак, мы с вами находимся у того места, где к Приморскому проспекту выходит улица Академика Шиманского. По ней можно выйти к Школьной улице, где в школе № 53 (дом № 19) находится музей истории Старой и Новой Деревень, в котором хранится более тысячи экспонатов, отражающих историю местности с XVII века по сегодняшний день.

Этот школьный музей, действующий с 2006 года, решает очень важную задачу сохранения исторической преемственности поколений, воспитания бережного отношения молодежи к своему прошлому. Ведь не зря говорят, что любовь к Отчизне начинается с любви к своей малой родине.

По пути к музею можно увидеть пустующее здание бывшего кинотеатра «Юность», построенное в 1960 году по типовому проекту. Несколько десятилетий кинотеатр являлся культурным центром Новой Деревни, но, увы, с середины 1990-х годов закрыт.

Вернемся на Приморский проспект, в этом месте Большая Невка делает небольшой поворот, уходя влево. Во второй половине XIX века здесь, между рекой и проспектом, находилась дача графов Чернышевых с небольшим парком.

В 1875 году эту территорию взяли в аренду три антрепренера – А. Ф. Картавов, Г. А. Александров и Д. А. Поляков, начинавшие свою карьеру у Излера в Заведении искусственных минеральных вод. Ресторан, открытый на бывшей чернышевой даче, получил название «Ливадия». Трудно сказать, что послужило тому причиной. Небольшой, но уютный графский парк, живописные берега Большой

Невки, деревянные дачные постройки располагали к отдыху и приятному времяпрепровождению. Вскоре название «Ливадия» распространилось и на всю окружающую местность.

Однако затем союз предпринимателей распался. Александров и Поляков открыли по соседству новый развлекательный сад, получивший название «Аркадия». Единоличным владельцем «Ливадии» становится Алексей Федорович Картавов, который для привлечения публики выдумывал все новые развлечения. К концу 1879 года в саду работало наружное освещение и, как писали в афишах, устраивалась «фантастическая иллюминация», а самым популярным аттракционом был запуск воздушных шаров. На сцене «Ливадии» пела известная парижская певица Монбазон. Картавов первым в Петербурге поставил только что написанную оперетту французского композитора Робера Планкетта «Корневильские колокола».

В 1877 году рядом с рестораном «Ливадия», ниже по течению на берегу Большой Невки, открылся ресторан «Царская Славянка», принадлежавший «Славянскому пивомедоваренному заводу» (ныне это завод «Игристые вина»). Ресторан славился своим румынским оркестром, но особой приманкой стал кегельбан. Постоянным посетителем ливадийских ресторанов был известный писатель Н. С. Лесков. Позднее, в январе 1893 года, в один из своих приездов в Петербург «Ливадию» посетил А. П. Чехов со своими петербургскими друзьями-писателями. Бывали здесь и другие литераторы, в частности, С. Н. Терпигорев, И. И. Ясинский.

В 1885 году сад «Ливадия» арендовал прославленный артист и талантливый антрепренер Михаил Валентинович Лентовский, по заказу которого архитектор Ф. О. Шехтель проектирует театр и ресторан в «китайском» стиле «Кинь-грусть». Шехтель по праву считается одним из создателей русского модерна, он много строил в Москве, Нижнем Новгороде и других городах, но в Петербурге известен лишь ливадийским проектом да архитектурным решением памятника Александру III на Знаменской площади.

Для первого театрального представления Лентовский выбрал оперетту-феерию «Необыкновенное путешествие на Луну» и пригласил на главную роль молодую итальянскую балерину Вирджинию Цукки, будущую звезду Мариинского театра. Уже скоро о Цукки говорит весь город, места в театр берутся с боем, неистовые петербуржцы после окончания спектакля, желая еще раз увидеть балерину, выдавили стекла ее кареты, едва не перевернув экипаж. На сцене театра «Кинь-грусть» состоялся дебют еще одной знаменитости – Марии Джури, балерины Лондонского королевского и Варшавского императорского театров.

Но удача все же изменяет Лентовскому, его новые начинания приносят убытки и долги. «Кинь-грусть» переходит к новому владельцу. После ухода Лентовского ливадийский сад влачит жалкое существование, ресторан получает новое название «Фоли-Бержер», затем «Эдень», «Парижский сад», но это уже ничего не меняет…

В 1908 году в Петербурге по инициативе Общества гражданских инженеров открывается Международная художественно-строительная выставка. Для размещения экспонатов арендовали «участок в Новой Деревне на берегу Большой

Невки, известный под названием Ливадия, площадью 3500 квадратных саженей», часть павильонов построили на Каменном острове.

В показе достижений помимо России участвовали различные фирмы из Австрии, Англии, Германии, Дании, США, Франции, Швеции, а также Польши и Финляндии, входивших в состав Российской империи. Проекты павильонов выполняли такие архитекторы, как Л. Н. Бенуа, Н. В. Васильев, Л. А. Ильин, Н. Е. Лансере, М. С. Лялевич, Г. В. и Е. Ф. Шреттер. В художественном оформлении комплекса принимали участие художники А. Н. Бенуа, Л. С. Бакст, М. В. Добужинский, Е. Е. Лансере, скульптор А. Т. Матвеев и другие.

Всего за три месяца вдоль берега возвели около 80 павильонов, своим внешним видом напоминавших о петровском Петербурге. Помимо экспозиционных зданий построили театр, концертный зал, музыкальную эстраду, ресторан, буфеты и 350-метровую деревянную набережную. Однако все постройки были недолговечны, поскольку сооружались зачастую из досок с последующей штукатуркой стен. Выставку посетили около 100 тысяч человек. На следующий год Общество гражданских инженеров провело на этой же территории международную выставку благоустройства городов и курортов.

В 1910-х годах в Ливадии построили два смежных доходных дома (№ 4 и 6). На брандмауэре дома № 6 в советские годы разместили мозаичную композицию с изображением красногвардейца в буденовке и рабочего с красным знаменем.

Чуть дальше на берегу Большой Невки эффектно возвышается дом № 14. Одно время его проект приписывали архитектору Ф. И. Лидвалю, однако этот доходный дом и стоящий рядом с ним особняк в стиле модерн возвел по своему проекту в 1909 – 1910 годах инженер-техник А. К. Леммерих. Следует отметить и построенное несколько ранее (гражданский инженер И. И. Носалевич, 1900 – 1901 гг.) трехэтажное краснокирпичное здание под № 22 по Приморскому проспекту – здесь находилась богадельня Т. С. Полежаевой. Между домами кое-где сохранились огромные деревья, напоминающие о старом ливадийском парке.

Совсем недавно на участке от улицы Академика Шиманского до улицы Покрышева проложили новую проезжую часть вдоль Большой Невки. Для ее создания пришлось несколько сузить Большую Невку и построить набережную. Движение по новой трассе открылось 30 декабря 2008 года. По ней потоки машин из Курортного района, Лисьего Носа, Лахты устремляются в город, а встречный поток из города движется по старой трассе Приморского проспекта.

Дома с характерными классическими деталями по нечетной стороне Приморского проспекта за Шишмаревским переулком построены в конце 1940-х – начале 1950-х годов. Декоративные проездные арки ведут в уютные зеленые дворы.

Между домами № 55 и 57 разбит большой сквер, в нем (ближе к улице Савушкина) 14 мая 2005 года открыли памятник-стелу в честь летчиков – героев Советского Союза Дмитрия Оскаленко, Петра Покрышева и Александра Савушкина, именами которых названы улицы Приморского района. Отсюда рукой подать до дома № 72 по улице Савушкина, в котором расположен ресторан «Старая Деревня» с интерьерами, украшенными предметами жизни и быта обитателей здешних мест в начале ХХ века. А до войны здесь стоял бревенчатый дом, принадлежавший семейству Карасевых. Михаил Андреевич Карасев был известной личностью этих мест, в начале прошлого века исполнял должность старосты Новой Деревни.

Там, где Приморский проспект снова выходит на набережную Большой Невки, можно увидеть монументальное здание с колоннами (дом № 69).
Возвели его в 1950 – 1959 годах (архитекторы И. Б. Орлов, Ю. С. Ушаков,

М. И. Левин) для Всероссийского проектного и научно-исследовательского института комплексной энергетической технологии. По его проектам построено и введено в действие большинство предприятий и научно-исследовательских центров ядерного промышленного комплекса страны, в том числе Обнинская, Белоярская, Ленинградская, Курская, Игналинская и другие атомные электростанции.

А некогда здесь находилось так называемое «мызино место». Петр I, раздававший своим приближенным земли в окрестностях Петербурга, пожаловал канцлеру А. И. Остерману огромную территорию, ограниченную реками Большой Hевкой, Каменкой и Черной. При Елизавете его владения перешли к А. П. Бестужеву-Рюмину, а в 1789 году их приобрел Сергей Саввич Яковлев, сын знаменитого богача Саввы Яковлева (Собакина).

На берегу Большой Невки С. С. Яковлев построил обширную благоустроенную усадьбу, называвшуюся «мызиным местом», в которой жил с женою и семью дочерьми: Екатериной, Еленой, Любовью, Софией, Анной, Надеждой и Варварой. Для осушения болотистой территории вокруг усадьбы прорыли канал, называвшийся Калиным или Калиновой канавкой. Через него по оси нынешнего Приморского проспекта перебросили Стародеревенский мост, по оси улицы Савушкина – Крупновский. Со временем канал постепенно засыпался и окончательно исчез в 1957 году.

Скончался С. С. Яковлев в 1818 году, после его смерти все наследство поделили на семь частей, которые затем разыграли по жребию между сестрами. На семь узких полосок, начинавшихся от Большой Невки, разделили и «мызино место». Самый восточный участок достался Екатерине Сергеевне, по мужу Авдулиной. Сейчас на этом месте находится западное крыло ВНИПИЭТ. Для Авдулиных архитектор А. И. Мельников построил двухэтажный деревянный дом с мезонином «на искусственной горе и каменном возвышении», а также оранжереи и каретный сарай на десять лошадей. Авдулины были дружны с известной драматической актрисой А. М. Каратыгиной и, когда в 1825 году та была уволена из театра, устроили для ее выступлений домашний театр в большой палатке на своей даче.

На следующем участке привлекает внимание изящное здание с круглой ротондой, оформленной тосканской колоннадой. Это Благовещенская церковь. Вначале она была деревянной, после пожара перестроена в камне С. С. Яковлевым в 1809 году. Участок с церковью получила по жребию малолетняя Елизавета (ее мать Елена Сергеевна умерла при родах). Отец Елизаветы, прославленный генерал Алексей Петрович Никитин, герой Отечественной войны 1812 года, не пользовался своим участком на «мызином месте» и все внимание уделял усадьбе в Коломягах.

Со временем вокруг церкви возникло Благовещенское кладбище для зажиточных прихожан, а неподалеку приходское – для местных крестьян. Здесь были похоронены писатель С. Н. Терпигорев, правовед И. Е. Андреевский, скрипач и дирижер Н. В. Галкин, актеры П. П. Пронский, Г. Н. Стремлянов (отец актрисы М. Г. Савиной). Сам же храм превратился в усыпальницу владельцев окрестных имений – Никитиных, Орловых-Денисовых, Чернышевых, Сабиров и др.

В 1903 году к церкви пристроили колокольню по проекту В. К. Теплова, разобранную в 1946 – 1947 годах, тогда же ликвидировали и кладбище в церковной ограде. Сам храм закрыли еще в 1937 году и передали заводу резиновых изделий, захоронения внутри церкви уничтожили. В послевоенные годы было застроено и соседнее приходское кладбище. В 1992 году Благовещенскую церковь вернули приходу, а в память о бывшем кладбище около храма установлен крест.

Соседний участок принадлежал Любови Сергеевне, вышедшей замуж за генерал-майора Иосифа Иосифовича Сабира, незаконнорожденного сына основателя Одессы де Рибаса (Сабир – это фамилия Рибас, прочитанная задом наперед; получить фамилию отца он не мог в силу незаконного происхождения). Дача Сабиров, построенная А. И. Мельниковым, считалась одной из самых богатых в округе. Ныне на месте сабировской дачи – Маргеловский сквер с памятником командующему ВДВ, Герою Советского Союза, основателю воздушно-десантных войск, участнику обороны Ленинграда Василию Филипповичу Маргелову. Обелиск установили в 2008 году к 100-летию со дня рождения генерала.

Из дачных построек Мельникова до наших дней дошел только двухэтажный дом Шишмаревых (Приморский пр., 97) на следующем участке, который достался Анне Сергеевне – жене гвардии штабс-капитана Афанасия Федоровича Шишмарева, большого театрала и садовода-любителя. Афанасий Федорович рядом с домом построил специальную мастерскую, где летом 1826 года гостил художник Кипренский, запечатлевший на своих полотнах самого А. Ф. Шишмарева, Анну Шишмареву, Екатерину Авдулину и других их родственников. В настоящее время в здании располагается художественная школа.

Участок, полученный Варварой Сергеевной, женой генерал-майора Карла Ивановича Альбрехта, был, вероятно, сразу же продан соседям. К. И. Альбрехт владел большим родовым имением Котлы в Ямбургском уезде, поэтому участок, полученный в наследство, был ему не очень интересен. Зато становится понятным, почему участок Шишмаревых (Надежда Сергеевна вышла замуж за гвардии штабс-ротмистра Михаила Васильевича Шишмарева) на планах Петербурга имеет двойную ширину. Не исключено, что находящийся под охраной государства дом Е. И. Исаевой со службами и садом (Приморский пр., 89) – это перестроенная дача М. В. Шишмарева.

А на западной половине бывшего шишмаревского участка за глухой желто-красно-синей оградой можно увидеть необычное массивное здание с наклонными стенами и причудливым золотым шпилем (Приморский пр., 91). Это первый и самый северный буддийский храм в Европе, построенный в 1913 году по проекту архитектора Г. В. Барановского при консультации ученых-востоковедов и художников, таких как Н. К. Рерих и С. Ф. Ольденбург. Художник Николай Рерих изготовил для храма витражи, на которых изображены семь благих буддийских символов.

В 1935 году храм закрыли, буддийских монахов репрессировали. В годы Великой Отечественной войны в бывшем храме размещалась военная радиостанция, с помощью которой поддерживалась связь города с Большой землей. Затем длительное время здесь находились лаборатории Зоологического института Академии наук СССР. 9 июля 1990 года храм передали буддистам. Была выполнена реставрация здания, восстановлен портик, ворота храма, ганджир (золоченый шпиль). А совсем недавно у входа в храм установлены две скульптуры, справа – лев с шаром, слева – львица с львенком под лапой.

Крайний западный участок «мызиного места» достался Софье Сергеевне Манзей, единственной из сестер, дожившей до глубокой старости и умершей в 83 года. Она была женой генерал-майора Николая Логгиновича Манзея, который еще ротмистром лейб-гвардии гусарского полка в Царском Селе познакомился с Пушкиным-лицеистом. На их участке ничего примечательного не сохранилось.

Приморский проспект уходит дальше в район новостроек, где строятся высотные дома, а на берегу Финского залива разбит новый парк, носящий имя 300-летия Петербурга. У буддийского храма на север отходит Липовая аллея, пройдя по которой (обратите внимание на не так давно появившийся фонтан с морскими конями работы скульптора Дмитрия Каминкера перед зданием администрации Приморского района), вы окажетесь у станции метро «Старая Деревня».

Но можно пойти в противоположном направлении, перейти Большую Невку по недавно построенному новому Третьему Елагиному мосту и оказаться в тенистом парке на Елагином острове, чтобы затем на Стрелке – знаменитом «пуанте» – полюбоваться заходом солнца на фоне Финского залива…

Андрей Жданов («Санкт-Петербургские ведомости»)

Новая и Старая Деревни: 7 комментариев

  1. Уважаемый Андрей М. Спасибо за книгу: увлекательно, познавательно и интересно. главным достоинством, по- моему. является сопоставление исторических мест с действительностью. Последнее для меня особенно дорого, т.к. я давно ищу дом детства. откуда меня увезли из блокады и не привезли обратно, потому что вести было некуда и не к кому. Я круглая сирота с 5 лет. Знаю довоенные адреса: Л- д — 10, ул. Набережная 12, кв.14 (1941 г.). Дом был 7 -ми этажный. Л — д -10. ул. Набережная 20, кв. 2.(1942 г.). Судя по картам Интернета на 1939 г. в Питере было несколько ул. Набережных. С интересом в 2012 г. побродили с дочерью по «Вашей», но нет уверенности, что она и моя. Не поможете разобраться? И второе: в Питере в 1930 — 35 гг. моя тётя училась в каком -то техникуме, готовившем специалистов для стекольной пром -сти. Есть старый снимок с надписью:» Марсово поле. июнь 1933. ЛОТИ». Буду очень признательно. Наверно, Вас послали мне Свыше. Как только начала вести поиски следов родных, при затруднениях всегда находится выход. Спасибо за книгу.

  2. Благодарю Вас, Андрей! Пишите ещё об этих местах, это очень интересно!

  3. Добрый день Андрей! Помогите узнать адрес. На блокадной продуктовой карточке 1942 года моей бабушки указан адрес, Буковая д.28, Новая Деревня, Ленинград. Пересмотрела все карты — не нашла такой улицы. Заранее благодарю!

  4. Мост-теплотрассу в Новой Деревне у станции Старая Деревня обещают достроить через год. Объект уже должны были завершить, но подрядчик не справился, сетуют в Смольном.

  5. Здравствуйте! Все мое детство прошло на Приморском пр. в доме №25.
    Я с удовольствием прочитала вашу статью. Но хотелось бы узнать о доме №25. Со слов моей мамы, которая приехала в Ленинград в 1950г., в этом районе стояли только две дома: дом 25 и дом напротив № 27(раньше адрес этого дома был по Коломяжскому). Рядом бывшие деревянные постройки все были разрушены войной.
    Когда в 50-тых годах мама с бабушкой делали ремонт, то под старой штукатуркой и несколькими слоями обоев обнаружили во все стены росписи с цыганскими мотивами. И бабушка утверждала, что в этом доме был ресторан и там выступали цыгане, и чуть ли не сам Пушкин там бывал.
    Есть ли у Вас какие-нибудь сведения об этом доме. В своей статье Вы обошли вниманием этот дом. Прошу прощение за беспокойство, но если у Вас имеются сведения об этом доме и этой территории, пожалуйста, поделитесь. С уважением Волчкова Марина Владимировна.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *