Конец эры Макрона

Начавшиеся 17 ноября протесты к 9 декабря переросли в широкое народное восстание, в котором приняли участие более 125 тыс. человек. Ожесточённые схватки с полицией (интересно, что часть полицейских поддержала «жёлтые жилеты», устроив фотофлешмоб в жилетах, надетых поверх рабочей формы), разгон манифестаций с помощью водомётов, слезоточивого газа и резиновых пуль, сотни раненых, более 1500 задержанных, Париж в баррикадах. Некоторые говорят о новом 1968-м «наоборот». Историки начинают проводить параллели с июльской революцией 1830 года, с революцией 1848-го, не говоря уже о 1789-м…

И вот вчера 21 млн французских телезрителей включили телевизор, чтобы услышать президента и то, как он сможет ответить на вызов «жёлтых жилетов» (стоит отметить, что эта цифра превзошла число зрителей финала чемпионата мира по футболу, который смотрели 19,3 млн французов). Французы замерли: дошёл ли народный гнев «жёлтых жилетов» до элит, услышали ли элиты оставленный народ?

Времени молчать у Макрона больше не было. Президент откладывал свои выступления несколько раз, выжидал, наблюдая за тем, как движение «жёлтых жилетов» становилось революционным.

Макрон принял вызов «жилетов»: он объявил о введении чрезвычайного социального и экономического положения в стране. В 13-минутной речи президент пообещал повысить минимальный размер оплаты труда в стране на €100 в месяц, отказаться от налогообложения сверхурочных часов, ввести обязательную для работодателей выплату премии сотрудникам, не повышать налог на соцобеспечение пенсионеров, получающих пенсии менее €2 тыс.

Речь Макрона была полна общих фраз и напоминающих его предвыборную кампанию абстрактных тезисов: «все граждане нашей страны должны высказаться», «эти проблемы требуют обсуждения с участием всех» и так далее. Смогут ли €100 и мораторий на полгода на повышение налога на бензин и дизель сдержать народную революцию? Можно ли купить «жилеты» за €100?

Последние опросы общественного мнения, проведённые центром YouGov, показали, что Макрона поддерживают 18% опрошенных, рейтинг премьер-министра чуть выше — 21%. С каждой новой субботней манифестацией их рейтинг стремительно падает. Главное требование «жилетов» — отставка Макрона — невыполнимо. Референдум более чем маловероятен, роспуск Национального собрания и досрочные парламентские выборы для Макрона крайне рискованны, так как могут погрузить его в ситуацию cohabitation (отсутствия у президентской партии парламентского большинства и вытекающие отсюда сложности с принятием законов, инициированных президентом), смена премьер-министра (например, на Франсуа Байру) возможна, но вряд ли это действительно успокоит гнев «жилетов».

Макрон ответил «жилетам» слишком поздно и, кажется, слишком неуклюже, пытаясь загасить пламя пайком из €100 надбавки… Элиты скованы страхом, телеканалы продолжают лавировать между осуждением «жилетов» как экстремистов и нейтральным, хроникальным освещением протестов.

Всё больший вес приобретают средства реинформации — телеканалы, не следующие глобалистской пропаганде. Среди них и RT France, который стремительно набирает популярность во Франции: за нейтральную подачу протестов, за то, что не клеймит «жилеты» как ультралевые или ультраправые силы.

Претензии Макрона на лидерство в ЕС выглядят сегодня уже нелепо. Президент с рейтингом поддержки 18%, кажется, не смог стать лидером даже в своей стране. Очевидно, что результаты выборов в Европарламент будут не в его пользу (за партию Макрона во Франции намерены голосовать менее 20% опрошенных).

Рейтинг президента в ближайшее время будет стремительно падать. Для сохранения своей власти глава государства будет вынужден идти на компромисс с «жёлтыми жилетами» и осуществлять левые экономические реформы (увеличивая социальные выплаты и снижая налоги). Это вызовет недовольство глобалистского лобби, стоящего за ним. Президент уже находится в ситуации некоего cohabitation с «жёлтыми жилетами», которые будут продолжать негативно оценивать каждый его шаг.

Возникает вопрос: смогут ли «жёлтые жилеты» стать реальной политической силой, которая легально сметёт Макрона? Если да, то кто станет в 2022 году кандидатом, представляющим интересы «жилетов» — Ле Пен, Меланшон или новый лидер? И вообще, сможет ли Макрон остаться президентом до конца своего срока? Многие эксперты полагают, что в ближайшее время правительство и правящая партия попытаются дискредитировать протесты (обвиняя их в жестокости и вандализме). Так, участники протестов говорят, что среди манифестантов есть провокаторы (les casseurs), которые разбивают витрины, поджигают машины, превращая мирный протест в нанесение ущерба городу. Макронисты будут пытаться затушить пожар революции «жёлтых жилетов».

Движение «жёлтых жилетов» уникально: оно не имеет лидера, не имеет постоянного спикера, не имеет политического лагеря (участники протестов говорят, что они «ни правые, ни левые», а представляют «народ»).

Активисты движения за несколько дней до выступления президента опубликовали манифест из 25 пунктов, в котором не только требуют от президента уступок для рабочего класса и снижения налогов, но и затрагивают геополитическую повестку: среди пунктов — проведение референдума по выходу из НАТО, пересмотр членства в ЕС, пересмотр миграционной политики по принятию беженцев. Эта программа будто составлена из тезисов предвыборной программы Меланшона и Ле Пен…

То, что первоначально было простым протестом против увеличения налогообложения, превратилось в масштабное социальное восстание, во всеобщее восстание против системы. Пришло время говорить о Шестой республике (Шестая республика — центральный пункт политической программы Ж.-Л. Меланшона, главы движения «Непокорная Франция»).

Франции свойственно бастовать — это такой политический стиль, национальная особенность. Крупные манифестации против гей-браков в 2012—2013 годах, масштабные протесты и забастовки против закона Эль-Хомри в 2016-м (за который, кстати, выступал Макрон), а сейчас — «жёлтые жилеты». Но есть радикальное отличие нынешнего восстания от предыдущих протестов: если предыдущие были организованы либо правым политическом блоком (манифестации против гей-браков были инициированы правоконсервативными движениями), либо левыми (против закона Эль-Хомри вышли левые, профсоюзы), то нынешний протест объединил оба политических фланга.

Впервые народ — такой, как он есть: наивный, мирный, но разгневанный, — вышел на улицы. В интервью, которые были даны на манифестациях, «жёлтые жилеты» выражают позицию здравого смысла. Они не разбираются в политических категориях и партийных фронтах, они — голос забытых, униженных и оскорблённых. Их выступления эмоциональны, они еле сдерживают себя, они не могут сохранять внешнее спокойствие, как это искусственно пытается делать президент. Они — живые. А власть — нет.

«Макрон — это алгоритм», — отметил французский политический философ Ален Де Бенуа. Это некий винтик системы, который не имеет персональной характеристики, он работает на благо узкого круга транснациональных элит, которые и Францию-то как страну не воспринимают. Вспомнить хотя бы суждение учителя Макрона, глобалиста Жака Аттали, который назвал Францию отелем.

«Жёлтые жилеты» видят Францию как свой дом, как страну, в которой они выросли, которой они хотят служить, в которой они хотят жить. Они хотят великую страну, а их не слышат… «Жёлтым жилетам» нечего терять, потому что они уже потеряли всё что можно. И они будут идти сквозь полицейские кордоны, сквозь огонь, газовую завесу и воду к победе. К Шестой республике.

Генеральная репетиция революции проведена: «жилеты» уже победили, правительство в панике, восставшим удалось заявить о себе, показать, что у страны есть душа. И душа эта находится не в транснациональных глобалистских корпорациях, а в народе.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

https://russian.rt.com/opinion/581987-platonova-zhyoltye-zhilety-makron-politika-budushchee

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *