Вечная бархатная ночь

В Брюссельском оперном театре Ла Монне к завершению сезона на сцене оказались два произведения Белы Бартока, венгерского композитора: его единственная опера «Замок герцога Синяя Борода» и балет- пантомима «Чудесный Мандарин».

Музыка Белы Бартока дает огромную пищу воображению. Каждый может увидеть в его единственной опере «Замок герцога Синяя Борода» что-то личное, — сказал режиссер – постановщик оперы Кристоф Коппенс.
 Два произведения объединены именем автора, но различны по атмосфере, оформлению и по музыке. Более того, они диаметрально противоположны, как огонь и лед или как ярость и хладнокровие.
В прологе в центре потрескавшегося стеклянного занавеса огромный рот объясняет зрителям, чего им следует ожидать. Это будет старинная история, оживленная музыкой, некогда случившаяся в вековом замке.
Опера длится час. Двум героям этого времени достаточно, чтобы разобраться в своих отношениях, героине увидеть связь души Герцога с его владением, герою — склониться перед сильным волевым характером новой жены. Юди последовательно одну за другой открывает двери в помещения замка и таким образом проникает глубже и глубже в душу мужа. Напрасно он ее умоляет остановиться. Молодая женщина неутомима. Эти комнаты представляются таинственными палатами его души, и она посетила их все. Герцог остался голым, опустошенным. Он понимает,
что проиграл. Юдит открывает последнюю дверь и присоединяется к трем бывшим женам Герцога. Он снова один. А любопытная жена остается в вечном заточении, не жива и не мертва, усыпанная бриллиантами, в тяжелой золотой короне и сверкающей мантии. Для нее наступила вечная бархатная ночь. Теперь будет достаточно времени сожалеть, что не послушалась мужа, когда он умолял ее: не задавай вопросов. Не открывай двери. Мы будем счастливы. Я люблю тебя.
Идея : не задавай вопросов перекликается с главной мыслью Вагнера в «Лоэнгрине». Рыцарь- лебедь тоже просил молодую жену Эльзу не задавать вопросов, но она не удержалась от любопытства и осталась в одиночестве.
Герцог в опере Бартока представляется сложной загадочной фигурой, гораздо более сложной, чем в сказке XVII века Шарля Перро. Этот сюжет венгерский либреттист Бела Балаш представил с точки зрения художественных течений второй половины XIX века: в жизни главную роль играют символы, свидетельства неопознанной иной реальности. Не следует до них докапываться. Лучше ждать, когда они о себе сами заявят, иначе можно нарушить связь времен и событий. Думаю, именно это усложненное, более глубокое прочтение старой сказки увлекло Бартока и
вдохновило его на создание выдающейся оперы. Изысканность и тонкость нюансировки, символические зыбкие образы и неопределенность – все это отличает либретто, поданное с точки зрения периода расцвета символизма, от сказки Перро. В жизни решающую роль играют символы, доказательства неопознанной, но существующей реальности. И они не требуют слов. То есть отношения Герцога и жены могли быть построены на иной основе. То, о чем
мечтал и на что надеялся Герцог.
Музыка передает историю Синей Бороды и Юдит с долей отстраненности. Режиссер Кристоф Коппенс идеально воплотил этот замысел на сцене. За все время спектакля два действующих лица ни разу не коснулись друг друга, их взгляды ни разу не пересеклись. Они блуждали по многоэтажному замку по разным траекториям. Но они слышали голоса друг друга и вели интенсивный диалог.
На сцене темная многоэтажная сверкающая конструкция, все сверкает, переливается, отражая пламя факелов и люстр. Слева — широкая лестница. Наверху в инвалидном кресле сидит Герцог, его жена внизу. По мере прохождения Юдит по залам замка она приближается к Герцогу,останавливается. Между ними прозрачная перегородка. Муж понимает, что он гол, у него не остается от нее секретов, Юдит забирает его воспоминания, его жизнь. Чтобы продемонстрировать слабость герцога, режиссер посадил его в инвалидное кресло.
Путешествие Юдит по замку длинное и мучительное. Двери в комнаты открываются ключами. Первая –комната пыток. Всюду кровь. Следующая – оружейная, металлические клинки покрыты запекшейся кровью. Но Юдит настроена решительно и хочет идти дальше. Ее ничто не пугает. В следующих комнатах ее ослепляет блеск золота и драгоценностей. Герцог ей говорит: это все для
тебя. Остановись! Пятая комната- — кульминация. Перед Юдит открывается вид на владения Герцога, на синие горы, залитые солнцем дали, на плывущие по небу облака. Но и тут кровь. Музыка вместо предостерегающей становится громкой, энергичной, пронзительной. Это было как бы последним предостережением Юдит. Но она не слышит, ее влекут две оставшиеся закрытыми двери. За шестой дверью она видит темное неподвижное озеро. Тихо так, как будто зыбкая комната
находится вне мира. «Это слезы», – шепчет Герцог. Казалось бы –стоп. Но не тут- то было. Наконец последняя комната- конец ее путешествия. На сцене три ослепительных саркофага. Все переливается, дрожит, сверкает, так, что глаз не
может остановиться. Посреди этого великолепия три фигуры в коронах и мантиях. Юдит будет четвертой. Герцог вводит Юдит в ее комнату. Дверь закрывается, и он снова один.
ЧУДЕСНЫЙ МАНДАРИН
В балете- пантомиме совсем иная психология, сценическая атмосфера, окраска спектакля. Та же декорация. Те же семь ниш, но теперь это комнаты в доме терпимости. Три женщины заманивают клиентов. Главная приманка- красавица проститутка. Первым попался старик. Он оказался нищим, его запихивают в подвал. Второй – молодой человек, у которого тоже ничего нет. Его избивают и выгоняют. И вдруг появляется волшебный Мандарин, нагруженный деньгами и драгоценностями. Вот это добыча. Но он пугает всех, не только девушку, которая пытается от него убежать. Погоня, избиения, перепрыгивания через этажи, невероятные трюки следуют с ослепительной скоростью. Теперь уже все стараются от него спастись, не только девушка. Сводник наконец решает его убить. Кажется, что у молодых танцовщиков нет костей, настолько невероятными были их движения, как будто они тоже тряпичные куклы, как и те, которые сбрасывались на сцену . Они прыгали, летали, скатывались по лестнице, подымали друг друга на
руках. Мгновенная остановка, и все начиналось сначала.
Барток назвал этот балет пантомимой. Но в нем заложена важная истина о силе человеческого инстинкта или о силе любви. В зависимости от того, как его видели разные хореографы.
Мандарин пережил несколько попыток его убить. Его прокалывали ножом, душили, сбрасывали с верхнего этажа, топили, запихивали в подвал, но он продолжал жить и гнаться за девушкой. Наконец она поняла- он не умрет, пока не удовлетворит свою страсть. Девушка сама идет к нему. Мандарин удовлетворяет свою страсть, вздыхает и замирает. В оргии, помимо трех проституток, принимают участие тряпичные куклы, очень толстая дама, которую делают еще толще, нанизывая на ее руки и ноги дополнительные надутые конечности, и огромный дельфин.
Балет был исполнен танцовщиками из Римской балетной труппы, виртуозами, каких не часто увидишь на сцене. Маэстро Ален Алтиноглу продемонстрировал блестящее управление оркестром как в оперной партитуре, так и в балетной. Музыка была передана энергично, смело, ритмично, одновременно она была наполнена символизмом, оставляя незавершенными некоторые музыкальные фразы. В
балете чувствовались отсылки к балетам Дягилева и атмосфере Леже и Пикассо.
Неудивительно, что оба произведения не сходят с афиш театров мира.
В опере «Замок герцога Синяя Борода» роль Юдит исполнило блестящее французское меццо- сопрано Нора Губиш. Низкий, чарующий и в то же время сильный голос певицы передал характер жены, уверенной в своей неотразимости и в своей победе. Роль ее мужа исполнил хорватский бас Анте Еркуница.
Несколько слов о бельгийском режиссере Кристофе Коппенсе. В течение многих лет он был дизайнером, создавал одежду, владел магазином в престижном артистическом квартале Брюсселя, но после начал ставить оперные спектакли, одновременно осуществляя сценографию и костюмы для своих постановок.
В этой постановке костюмы и сценография выполнены по его проекту, лишь для осуществления сложной сценической конструкции ему понадобилась помощь архитектурного бюро.
Свет был выполнен бельгийцем Питером Ван Праетом, неоднократно участвующим в постановках Ла Монне.
Этот спектакль стал одним из тех редких случаев, когда после окончания спектакля хочется все видеть и слышать снова. Столько всего происходило на сцене, что успеть все увидеть и понять было невозможно.
Лариса Докторова
Брюссель

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *