Умение уходить в прошлое


25 декабря 2016 года прославленный мужской хор Красной Армии летел в Сирию, чтобы принять участие в праздничном концерте и поддержать русских воинов, но не долетел. Все погибли в авиакатастрофе. Эта трагедия поразила Аделя Абдессемеда, и он создал собирательный портрет артистов. 26 мужских фигур, выполненных из черного угля, многие с портретными чертами лица, расположены на трех платформах, так как они стояли во время концертов. В музейном зале кроме этих фигур, нет других экспонатов. Три цвета, серый стен, черный фигур и бледно голубой прозрачного неба за окном создают траурную атмосферу. Скульптуры превращены в памятник артистам.

Выставка в Гран Орню удивляет глубиной произведений и мастерством художника- скульптора- рисовальщика. Теперь все труднее такое увидеть, особенно среди тех мастеров искусства, которые занимаются инсталляциями. Интересную идею, оригинальное использование материалов, неожиданный юмор или наоборот агрессию- всего этого на выставках современного искусства хватает с избытком, а вот увидеть традиционное мастерство, тщательный рисунок, умение компоновать в единое целое предметы и фигуры на холсте — это умение уходит в прошлое. Оказалось, не уходит.

Адель- художник продуктивный, активный, многообразный, работает в разной технике и со многими материалами. Он создает свои произведения, как раньше журналисты отзывались в своих еженедельных или ежедневных колонках на текущие события. Он тоже откликается на агрессию, трагедию быстро и эффективно. Например его скульптура «Три грации» одновременно восходит к Канове, но еще больше к Ангеле Меркель и нацизму. Художник взял фотографию юной Меркель в пляжном костюме, появившуюся в газетах несколько лет назад, и добавил к ней двух молодых граций. Нет ничего необычного в этой скульптуре. Веселые молодые девушки бегут по полю, но что то в них не то, то ли свет слишком яркий, то ли их улыбки агрессивны, но они не вносят покоя в душу. Невольно вспоминаешь информацию о нацистском культе здорового тела. Известно, что Ангела Меркель посещала летние лагеря нудистов.

Другой пример отклика Аделя на события наших дней — бронзовая лодка с завернутыми в мешки телами беженцев из Африки.

Адель очень известен. Он несколько раз участвовал в Венецианском биеннале, он был автором рекламного плаката для Авиньонского фестиваля, на котором он изобразил лошадь, рвущуюся к свободе. Его персональные выставки регулярно проходят по обе стороны Атлантики.

О степени его известности можно судить по тому факту, что сейчас одновременно проходят три персональные выставки художника. Одна – в Гран Орню, о которой я рассказываю, вторая — в брюссельской художественной галерее, где представлено его графическое искусство, третья в Лионе, где выставлены огромные гипсовые рельефы, выполненные в манере рельефов Делакруа «Вергилий и Данте в Аду». На них художник изобразил судьбу рабочих в XIX веке, умиравших от тяжкого труда. Но одновременно тут можно заметить и сцену казни Саддама Хусейна. Он не чужд ничему в мире, агрессии, скорби, смерти, радости. Его душа вмещает все, пока.

Художник старается найти связь своего произведения и места, для которого оно предназначается, или которое его вдохновило. Например его собирательная скульптура «Очи черные» выполнена из угля, и ее вернисаж состоялся в Гран Орню. Этот городок уникален. В 1810 году владелец угольных шахт Генри Де Горж постарался превратить поселок шахтеров в образцовый поселок утопического коммунизма. Для шахтеров были созданы уникальные рабочие условия, например восьмичасовой рабочий день. Рядом были школа, больница, детские сады и церковь. Сам владелец жил тут же. Дома у всех были одинаковые, двухэтажные с садом, улицы сходились к площадям. Кстати, этот городок существует и сейчас, и в них живут потомки тех шахтеров. В конце ХХ века угольная промышленность пришла в упадок, шахты стали нерентабельными, и правительство решило их закрыть. Начались забастовки, протесты, которые длились несколько лет. То есть тут столкнулись идеи утопического коммунизма и капитализма. Гран Орню прошел закономерный путь от коммунизма до капитализма. Теперь на месте входа в шахты вырос музей современного искусства Гран Орню, а для желающих устраиваются экскурсии в шахты. О бывшем занятии местных жителей напоминают фотографии на стенах музея.

Во время вернисажа мне удалось принять участие в интервью, которое он удостоил нескольких человек. Он не спешил, говорил много, для продолжения беседы ему не требовались наши вопросы. Он рассказывал о том, что его волнует и что питает его творчество.

Адель объяснил, что считает агрессию необходимой как ответ на агрессию. В качестве примера можно привести его скульптуру «Удар головой», которая известна всему миру, как и то событие, которое легло в основу его создания. В 2006 году во время заключительного матча на кубок мира капитан французской футбольной команды Зиган с размаху ударил головой в живот итальянского футболиста Матерацци в ответ на что то оскорбительное, которые тот сказал о его матери. На этом карьера Зигана, очень популярного игрока алжирского происхождения, закончилась. Адель создал скульптуру высотой в пять метров из бронзы, где изобразил момент схватки двух мужчин. Во время персональной выставки Аделя в Бобуре в Париже она была выставлена перед входом в музей и после неоднократно демонстрировалась. Тут на выставке можно увидеть ее уменьшенную копию. Хотя Зиган был вынужден уйти из большого спорта, его слава достигла невероятных высот. Понятно, что он является кумиром Аделя.

На выставке присутствует бронзовая скульптура голубя-камикадзе, который отличается от обычного голубя смертоносным грузом, укрепленным на его спине. Он сидит на садовой скамейке, где во время обеденного перерыва усаживаются люди, они едят бутерброды и смотрят в свои телефоны. Адель рассказывает о собаках-камикадзе, с бомбами и гранатами на спине, которых немцы во время войны посылали на танки противников. Теперь об этом никто не хочет вспоминать. Он надеется установить эту скамейку в лондонском парке в память о собаках-камикадзе.

В длинной галерее с высокими потолками обе стены заполнены фигурами бегущих воинов, в полном обмундировании, с винтовками наперевес. Большие, выполненные углем работы поражают нервной энергией.

Во время вернисажа Адель сказал: «Если бы я хорошо учился, я бы стал террористом. Все мои школьные друзья стали террористами. Но я любил рисовать». Он родился в 1971 году в Алжире, где поступил в академию живописи, в которой провел четыре года. В 1994 году террористами были убиты директор академии и его сын. Адель покинул Алжир и переехал во Францию. В Лионе он закончил академию живописи. Он рано начал выставлять свои произведения, вначале совместно с другими художниками, после самостоятельно. Он много путешествовал и жил в разных странах, включая Америку. Теперь он живет во Франции и считается французским художником.

Лариса Докторова

Гран Орню

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *