Репрессии ширятся

Ксения Анатольевна укоризненно взирает на меня с фото в газете «Московский комсомолец», на котором она вышла какой-то несообразно серьёзной с лёгким намеком на безутешность. Но грусть с таким политическим отягощением должна всё же сочетаться с некоторой импозантностью, солидной осанкой господина, прошедшего все этапы трагического сопротивления «кровавому режиму». Нашему, скажем прямо, весёлому и даже где-то бесшабашному в хорошем смысле кандидату солидности недостаёт — не хватает ранений, застарелого артрита от ночёвок в неотапливаемом бараке, сгорбленности, тюремного стажа, спасённых от расстрела на соликамских рудниках противников Путина. Поэтому её попытки обернуться в тогу невинной и не сдающей своих позиций жертвы миазмов народного гнева выглядят несколько неубедительно.

В жанре «жёлтого» телешоу Собчак смотрится абсолютно органично. Не потому, что она как-то предельно легкомысленна или фрагментарна. Не потому, что ей вообще следовало бы отказаться от такого излишества, как политические взгляды, поскольку их нужно уметь хоть как-то отстаивать, а у Ксении Анатольевны с этим дела обстоят не очень. Просто она — женщина для развлечений. В хорошем смысле. Она умеет радовать публику какими-то простыми, сшитыми на скорую руку интригами молодых людей, живущих пока ещё только инстинктами — голова, если она вообще когда-нибудь включится, в историях, сопровождаемых нашей героиней, участвует только в качестве некоторой физической формы.

Про ревность, амбиции, секс, девиации молодых и ещё не сформировавшихся организмов — вот с этим у прекрасной теледивы всё в порядке, поскольку с этим миром она находится в глубоком внутреннем ладу. Роль оппозиционера даётся ей не просто плохо, а совсем скверно. Давеча какой-то осетинский тролль облил диву водой, провозгласив во время совершения действия, что оное есть не что иное, как месть за господина Жириновского. Ксюша от неожиданности обдала шутника матом, но потом медленно и печально вплыла в свой Twitter с такой записью: «Физическое насилие по отношению к оппозиции стало повсеместным. А полиции, чтобы добраться в выходной день на место политического происшествия в центре Москвы, нужно 40 минут. Вот поэтому люди не хотят заниматься политикой, против власти — опасно, вместе с такой властью — стыдно. Но мы не боимся». 

Вроде слова все правильные и расставлены в нужном порядке, но они отдают каким-то безудержным идиотизмом, полным отсутствием вкуса и стиля. Если обливание водой — это повсеместное изнасилование оппозиции, то я Иосиф Сталин, собственноручно расстрелявший 22 тысячи458 миллионов человек.

Думаю, что Валерия Ильинична Новодворская, всё же хлебнувшая лагерей, за слова, что попадание воды на тело — это опасно, могла бы, по своей невоздержанности, съездить кандидату по безмятежной физиономии. И я тоже, как и миллионы людей, не очень боюсь, что меня кто-то обольёт водой, но гордиться этим, объявлять себя на этом основание рыцарем без страха и упрёка мне бы в голову не пришло.

Ксении Анатольевне надо серьёзно задуматься над тем, какие инциденты записывать в свой тираноборческий актив, поскольку закладывать в свой оппозиционный фундамент дурацкий троллинг — это такая попытка заявить о собственном целомудрии после пары десятков лет работы в привокзальном борделе. Ок, взгляды у всех меняются, и мы вполне можем из пламенных борцов с путинизмом вдруг превратиться в отчаянных его сторонников. Но в каком бы лагере мы ни находились, способность адекватно оценивать угрозы остаётся неизменной. Если мы жертвуем своей свободой, жизнью, комфортом ради права придерживаться тех или иных взглядов, то честь нам и хвала. Если же, оказавшись немного мокрыми, мы заводим разговор о власти, плохой полиции, насилии над оппозицией — здесь вся система вещей поступает в услужение абсолютному отсутствию мысли и фантастическому дурновкусию, которое девушка не устаёт демонстрировать с первых мгновений своей избирательной кампании.

Ее серьёзность по пустяковым поводам выглядит как попытка шулера развести клиента на жалость и сочувствие в тех ситуациях, в которых эти эмоции обычно просто не задействованы и неуместны. Взломали её предвыборный сайт. Ужас, конечно, но не ужас, ужас, ужас… Нет, надо и из этой истории попытаться выжать кровь и слёзы, придать ей эпический размах, представить как борьбу Добра и Зла во вселенной.

Осталось чуть менее двух недель до дня, который определит векторы развития России на следующие шесть лет. Мне жалко только одного: предвыборная кампания могла бы быть чуть более серьёзной, чуть более заинтересованной в будущем каждого из нас, если бы наша удивительная женщина имела чувство меры и способность верно соотносить трагические и комические величины, а не пытаться выдать одно за другое. Я неплохо отношусь к Ксении Анатольевне, но каждому человеку надо заниматься тем, что ему по плечу.

Оскал кровавого режима, иллюстрируемый обливанием или сломанным сайтом — это минус половина или даже больше из вашего процента или двух голосов. Россия, имеющая великую литературу, — это страна безупречного вкуса. Она знает, что такое трагедия, она помнит свои войны, своих героев, в том числе и из оппозиционного стана. Вы, дорогая наша госпожа кандидат, ужасно рискуете промокнуть. Ничего, не надо нервничать. Поверьте, это не так страшно. В следующий раз постарайтесь нарваться хотя бы на подножку.

Андрей Бабицкий https://russian.rt.com/opinion/489202-babitsky-repressii-shiryatsya

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *