Экономическое чудо в вымирающей Балтии

Как сообщила на днях Еврокомиссия в своем официальном прогнозе, невероятно бойкий экономический рост ожидает Прибалтика. ВВП Литвы, Латвии и Эстонии вырастет в этом году на 2,3-3,2%, а в следующем рванет еще быстрее. Надо сказать, что опубликованные в местных прибалтийских СМИ прогнозы вызвали у жителей упомянутых республик совершенно искреннее и беспрецедентно дружное недоумение, в мягкой форме звучащее так: «Какой к черту рост? Люди же как бежали, так и бегут», пишет автор РИА Новости Виктор Мараховский.

Тут надо сказать, что эмиграция из Восточной Европы вообще и из Прибалтики в особенности — это совсем не то же, что привычные нам жалобы на «отъезд лучших людей из России». В России отъезжающие — это по большей части, во-первых, жители крупных мегаполисов. Обладатели престижных технических «вышек», в карьерных целях отбывающие программировать на Запад или в Южную Корею; обладательницы филологических дипломов, ищущие для себя новой «климатической родины» по месту освоенного в вузе языка; наконец, просто владельцы выгодно расположенной жилой недвижимости, предпочитающие жилье сдавать, жить в дешевой загранице и по возможности «немножко шить» на удаленке (конечно, среди отбывающих до сих пор есть и ученые — хотя они, разумеется, не составляют значительного процента эмигрирующих).

Нет, эмиграция из России — явление, безусловно, серьезное. Экспорт специалистов при импорте рабочей — и порой не слишком квалифицированной — силы чреват снижением общего уровня квалификации и угрожает работе многих стратегических научных и технических институтов государства. Но в прибалтийских республиках речь давно не идет о сохранении научно-технической мощи — за отсутствием таковой. Там речь идет о самоликвидации основной части населения, которое, будучи обладателем европейских паспортов, в массовом порядке год за годом выезжает со своих родин работать туда, где есть работа и платят больше. И эти люди, в отличие от знакомых нам «зарабатывающих в России и возвращающихся жить в дешевый Таджикистан» гастарбайтеров, назад не едут. В целом Прибалтика теряет по 1-1,5% населения в год эмигрантами — только по официальным данным (то есть в статистику попадают те, кто специально известил местные органы о смене места жительства). Понятно, что реальные цифры выше — но вот насколько, остается неизвестным. Например, реальную численность населения Латвии, официально составляющую 1,9 миллиона человек, эксперты оценивают кто в 1,7 миллиона, а кто и в полтора миллиона жителей (для республики, встретившей независимость с 2,7 миллиона граждан, это обезлюживание, далеко превосходящее по масштабам результаты обеих мировых войн). Официально чемпионом по самовывозу населения считается Литва — ее покидает от полутора, по официальным данным, до двух-трех процентов жителей — по неофициальным. Ежегодно. Прибалтийские страны, разумеется, тратят силы и деньги на возвращение отбывших (примерно по полтора-два евро на человека ежегодно). Но эффекта это почему-то не приносит. К этому стоит добавить естественную убыль населения, которая во всей Прибалтике значительно ниже уровня его воспроизводства. А также стойкость в защите этнической чистоты, благодаря которой восточноевропейцы, в отличие от столь же успешно вымирающих западноевропейцев, не «пополняются» мигрантами. То есть помимо непрерывной утечки рабочих рук имеется еще и перманентное сокращение числа потребителей. …И вот на этом катастрофическом, строго говоря, фоне мы видим в маленьких, но гордых республиках рост ВВП и успехи экономики.

Это экономическое чудо необъяснимо, однако, лишь на первый взгляд. Дело в том, что успехи мистической «безлюдной экономики» Прибалтики складываются из вполне понятных составляющих. Главная из этих составляющих — европейские фонды (около 70% инвестиций в основной капитал — в случае, скажем, Латвии), которые по схеме софинансирования выделяют деньги на строительство разного рода объектов и инфраструктуры. Этим фондам все равно, кем будут объекты использоваться и будут ли. Надо лишь, чтобы конкретная молодая восточноевропейская демократия изыскала у себя (или одолжила) часть средств на строительство, я не знаю, новой тридцати километровой дороги из города Вентспилса (35 тысяч жителей) в город Попе (1500 жителей). Дорога будет проложена, будут платить деньги за технику, материалы и труд работников. ВВП будет пополняться цифрами. Тот факт, что потраченные несколько миллионов евро не отобьются от слова «никогда» ни прямо, ни косвенно — вопрос, в принципе, отдельный и мало кого волнующий. Понятно, что от этого «софинансирования» в молодых демократиях растет бюджетный дефицит (ведь одалживать где-то надо), но это также мало кого волнует. Еще одна составляющая — экспорт того, что в передовых восточноевропейских странах принято гордо именовать «продукцией деревообрабатывающей промышленности». В действительности это слегка замаскированный экспорт леса (основные предметы его — такие высокотехнологичные изделия, как доска обрезная и брус четырехкантный). В Латвии, например, это самая главная отрасль экспорта. Поскольку годы евроинтеграции не прошли даром, потребность в рабочих руках в этой отрасли постоянно падает. Как и во второй по значимости экспортной отрасли — сельском хозяйстве. Страна, у которой есть поля и купленная Европой техника, но нет собственных едоков, тоже может быть вполне эффективной. Ну и еще один мощный толчок экономическому росту дают, конечно, военные расходы, недавно резко увеличенные по требованию США и приближающиеся к 2% ВВП. Это и закупка пожилой военной техники у союзников по НАТО, и затраты на ее обслуживание. И деньги, которые тратят в молодых демократиях недавно размещенные там натовские контингенты. Конечно, эти драйверы роста несколько конечны. Европейские фонды закончат свою миссию в 2020 году. Лес тоже не бесконечен. Натовские солдаты, конечно, никуда не денутся — но и больше их не станет. А долги придется когда-нибудь отдавать. Но передовые прибалтийские умы уже планируют на начало двадцатых годов переход к «мудрой» экономике — экономике программистов и технологических разработок.

Правда, как следует из выступлений руководителей местной науки, у идеи есть проблемы. Число студентов постоянно падает. Уже сегодня в «мудреющих» республиках наблюдается довольно катастрофический недостаток образованных граждан. Но понятно, как эта проблема будет решена: Прибалтика попросту станет усиленно предоставлять услуги «европейской регистрации» для компаний из других государств, еще сохранивших огромное население и специалистов. Способных работать «из Бурятии и Николаева», но под еэсовской маркой. …К чему я это все, уважаемые читатели. Как видно, для успешного экономического чуда эффективной небольшой страны — народ этой стране вовсе не так уж необходим. Достаточно, по сути, небольшого персонала из клерков и хорошего, развитого управленческого инструментария. Поэтому стареющие и вымирающие «балтийские тигры» находятся в отличной форме и, можно даже сказать, в прыжке. Однако есть основания полагать, что для нашей 150-миллионной страны радикальная самооптимизация по восточноевропейскому образцу недоступна. И не только потому, что нам некуда сплавить 50 000 000 гастарбайтеров, а упрощение до состояния незатейливой аграрно-отверточной территории попросту развалит нашу слишком сложную державу на бессвязные осколки. Но еще и потому, что мы слишком далеки от истинно глобального мышления передовых обществ — мышления, которое на первое место ставит Эффективность и Рост. А копошащимся под гусеницами эффективности гражданам оставляет возможность выбора — приспосабливаться или без жалоб освободить место.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

https://ru.sputnik-news.ee/columnists/20170516/5749513/Jekonomicheskoe-chudo-Baltii-polja-tehnika-est-edokov-net.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *