Больдини или Серов? Нам очевидно

%d0%b1%d0%be%d0%bb%d1%8c%d0%b4%d0%b8%d0%bd%d0%b8В Главном штабе Эрмитаж представил выставку «Джованни Больдини. Художник «Belle Èpoque». Итальянцы, конечно, с придыханием говорят о Больдини как великом портретисте, но если сравнивать с нашим Серовым, то говорить, собственно, не о чем.

Это первый большой показ в России работ прославленного итальянского портретиста Джованни Больдини (1842–1931), создавшего галерею блестящих образов звезд парижской светской и интеллектуальной жизни Belle Èpoque -Прекрасной эпохи так называли конец XIX начало XX веков. У нас этот период называется «серебряный век».

После смерти в 1931 году Дж. Больдини оказался почти забыт, как и многие персонажи его блистательного, но сделавшегося к тому времени уже легендарным, времени. В новом столетии вновь возник интерес к искусству художников того периода, которые стояли в стороне от радикальных поисков авангардистов. Выставка произведений Джованни Больдини и его круга в Эрмитаже знаменует один из этапов «возвращения» к зрителю творчества мастера, которое обретает ценность как уникальное художественное свидетельство Belle Èpoque, им воспетой.

По словам директор Эрмитажа Михаила Пиотровского, Эрмитаж сделал очередное небольшое открытие, представив нашей публике большого, но мало известного художника. Это, конечно, реверанс в сторону итальянцев, присутствующих на вернисаже. Потому что на вопрос: «Нет ли возможности пополнить коллекцию музея картиной Больдини. Пиотровский кратко, но решительно сказал нет. Мне показалось, что мысленно он добавил «и не надо».

Экспозиция объединила произведения из семи музеев Италии, включая флорентийские Галереи Уффици, Галерею современного искусства Рима, музеи Пармы, Барлетты, Павии и Тревизо. В основу ретроспективы легла коллекция Музея Джованни Больдини в Ферраре, крупнейшего публичного собрания живописца, уникального по составу: прежде всего, это произведения из мастерской художника, которые он не предполагал предъявлять публике, своего рода «тайная лаборатория», где он свободно экспериментировал в разных жанрах и техниках. Включение в состав выставки ранних работ, а также показ знаменитых, виртуозно исполненных, светских портретов, позволило раскрыть Больдини как тонкого живописца, восприимчивого к искусству старых и новых мастеров, не останавливавшегося в своих поисках даже в преклонном возрасте. Но импрессионисты отодвинули  живопись Больдини на второй план, хотя на его полотнах тоже видны следы влияния нового направления.

Тем не менее его забыли, но через десятилетия вспомнили, и вновь превознесли до небес. Может быть потому, что нечего больше предъявить миру? Ведь профессиональная живопись на западе очень сдала позиции актуальному искусству, которое предполагает главным умение эпатировать зрителей любым способом, а не умение изображения. Проще говоря, даже рисовать не умеют, а  художниками быть хотят . 

Прижизненная слава Джованни Больдини  была столь велика, что в 1892 году, по просьбе директора Галереи Уффици, он написал свой портрет для знаменитого Коридора Вазари, где помещены автопортреты известных живописцев начиная с эпохи Возрождения. Эта работа, а также бронзовый портрет художника исполненный Винченцо Джемито открывают выставку.

Среди ранних произведений, созданных во Флоренции, − «Автопортрет с картиной в руках»,  «Любитель искусства» и один их первых заказных портретов  «Портрет Лилии Монти».

Работы парижского периода, охватывающего 60 лет творчества художника, отражают его увлечение новейшей французской живописью, особенно творчеством Мане и Дега. Дружба с Эдгаром Дега имела для Больдини чрезвычайное значение. На выставке представлены как его опыты работы на пленэре («Дверь на Монмартре», «Машина Марли», так и композиции на сюжеты из жизни современного мегаполиса, постоянно находящегося в движении, шумного и веселящегося («Выход из бала-маскарада», «Мост Святых отцов», «Певица».  Неожиданные построения композиции, смелое обращение с цветом, быстрая техника письма свойственны многим экспериментальным холстам Больдини.

Необычны по формату, композиционному строю и живописному исполнению немногочисленные натюрморты мастера, как и изображения полутемных интерьеров дома художника, где «персонажами» становятся картины или любимый мастером бюст кардинала Медичи, проступающие в хаотичной паутине стремительных мазков. В отдельную рубрику выделяются опыты Больдини в гравюре.

Но Больдини явно отдавал предпочтение женщинам, их портреты и принесли художнику громкую славу. Конечно он им льстил, за что и был обласкан. Для каждой он был тем зеркальцем, что говорило: «Ты на свете всех милее…». Большие парадные портреты позволяют проследить эволюцию подхода мастера к этому жанру, начиная от камерных «портретов в обстановке», созданных во Флоренции («Алаиде Банти в сером платье», «Сестры Ласкараки», и в первые десятилетия в Париже («Графиня Габриэль де Расти», «Портрет художника Хоакина Араухо-и-Руано», заканчивая парадными, в рост, полными блеска и шика («Портрет инфанты Эулалии Испанской», «Женщина в белом», «Дама в розовом (Портрет Оливии де Суберказо Конча)», в которых Больдини сформулировал и выразил канон красоты и элегантности, утонченности и чувственности своей эпохи.

Экспозиция знакомит с работами итальянских мастеров круга Больдини, его коллег и друзей − Кристиано Банти, Торелло Анчиллотти, Федерико Дзандоменеги, Джузеппе де Ниттиса, Антонио Манчини, Филадельфо Сими, Паоло Трубецкого, включая знаменитое полотно «Мечты» Витторио Коркоса. Но «круг» явно слабее в мастерстве, чем сам художник. Так всегда бывает. Последователи и подражатели кого бы то ни было, просто не имеют собственного лица, поэтому и идут вслед кому-то.

Отдельный раздел выставки посвящен итальянскому рекламному плакату начала XX столетия, «золотого века афиши». Кроме работ знаменитого Марчелло Дудовича, «отца современного рекламного плаката», представлены произведения Алеардо Терци, Алеардо Виллы, Леопольдо Метликовича. Прямой отклик на модные новинки  и актуальные социальные вопросы, эти листы служат ярким отражением современных Больдини реалий быстро меняющегося мира.

Мне довелось увидеть выставку Дж. Больдини в Италии. Тогда она произвела на меня гораздо большее впечатление, чем новая экспозиция в Главном штабе. Там было значительно больше крупных портретов и жанровых полотен. И они как-то включали зрителей в хоровод «красивой жизни»., тем более за окном царило итальянское солнце. У нас же в ноябрьские метели несколько дам в бальных платьях выглядят заблудившимися во времени и пространстве.

В России есть только одна работа Больдини, где-то в Москве. Кураторы выставки удивлялись, почему русская знать «серебряного века» не заказывала знаменитому западному художнику свои портреты. Теперь понятно почему, ведь в Петербурге работали Серов, Бакст, Врубель. Больдини, как художник, не выдерживает сравнения с ними.

Елена Дружинина

Больдини или Серов? Нам очевидно: 3 комментария

  1. «почему русская знать «серебряного века» не заказывала знаменитому западному художнику свои портреты. Теперь понятно почему, ведь в Петербурге работали Серов, Бакст, Врубель. Больдини, как художник, не выдерживает сравнения с ними.»
    Этот заключительный пассаж статьи весьма спорен. Больдини вполне выдерживает сравнение с нашими мастерами.
    Патриотизм это, конечно, замечательно, но хотелось бы побольше объективности и справедливости.

  2. Заключительный (он же начальный) пассаж не просто спорен, а откровенно притянут за уши. Ни Врубель, ни тем более Бакст не были ведущими портретистами, и не писали «галерею эпохи». Сравнение с Серовым относительно уместно, но стилистически это совершенно разные живописцы.
    Но к чему вообще это сравнение? Равно как и вот эти пренебрежительные отступления вроде «нечего больше предъявить миру», «рисовать не умеют, а художниками быть хотят». На Западе (кстати, Запад вообще широкое понятие) в равной мере сохраняется как традиционная школа живописи, так и авангардная (включая, всякие инсталляции и перформансы).
    Резюмируя: эти пассажи ни к чему, кроме как лишний раз плюнуть в сторону Запада (не важно, Италия там или Америка), что сейчас так востребованно и, видимо, единственное, что сама Россия может предложить миру.

  3. Имеете право на свое мнение,я же изложила свое вполне искренне. Если наши лучше, то какая разница запад или восток. Политике в искусстве не место. За комментарий, спасибо.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *